Под соломенной крышей дома, расположенного на окраине села Малый Атмас, ворковали два голубя. За ними наблюдала маленькая Хатира. Какие они красивые, настоящая пара! Их перья переливаются на солнце всеми цветами радуги, а на ножках красные сапожки. С детской наивностью и любопытностью, Хатира очень долго смотрела на них. Она ведь и до этого видела голубей, но эти были какими-то особенными и очень близкими.
Вдруг, как будто испугавшись ее взгляда, они вспорхнули и улетели. Ничего не понимающая Хатира посмотрела на безоблачное небо. Прямо над ее головой, расправив крылья, словно хотела закрыть солнце,  кружила черная птица. Испугавшись, она присела и инстинктивно закрыла голову руками. Пусть только ее не тронет, не тронет ее маму, папу, братишку…
– Наше детство без папы было тяжелое. Мы очень часто спрашивали у матери, какой он наш папа, на кого похож, – начала свой рассказа героиня моей статьи 79-летняя Хатира Сунгатуллина.
Как могла объяснить,  и какие слова утешения могла найти их мама Махира, которая стала невесткой в 1935 году. 6 лет жизни с мужем пролетели как 6 часов. Они построили дом с соломенной крышей, сарай, родились двое детей. Но их счастье, нарушил злодей, который как та черная птица, которую испугалась Хатира, хотел затмить солнце…
– Мы уходим, – этими двумя словами 22 июня 41 года их отец Рамазан сказал все.
– Как только прошла весть о том, что началась война, всех селян собрали в центре села. Большинство были мужчины, среди них и папа. Занятые домашними делами, мы не заметили, как мой братишка – маленький Рашит  тоже пошел в ту сторону. Когда люди увидели маленького ребенка, сразу стали спрашивать: «Чей это сын?». А Рашит узнал отца, подошел к нему и сел на колени, – такие воспоминания всплывают в памяти Хатира апа при слове война. 

 


Среди тех, кто первым встал на защиту Родины, своей семьи, ушел на фронт сражаться с фашистами был  и их отец Рамазан.
- В день ухода отца мама напекла хлеб, собрала необходимые вещи. Сложила всё в большую сумку, сшитую из мешка. А утром мы уже папу не видели, он ушёл пока мы спали...
 Не видели, но до сегодняшнего дня в потаенном уголке своей души они хранят о нём светлую память. Не видели, но надеялись. Он жив и обязательно вернётся! Ведь когда уходил, он сказал, что вернётся! В душе эта надежда теплится до сих пор, светит, как маяк. Не видели, но когда другие говорили "папа", они не завидовали, а только радовались...
 Песня, которая звучала на улицах села, осталась эхом на полях. Мужчины ушли- песня стихла. Не слышно, как лают собаки. Лишь в окошках- огонёк лучины и слезы по мужьям, отцам и сыновьям.
 Их отца, Захида, Гафи, Хужа абый, которые одними из первых ушли из села, для подготовки отправили на станцию Суслонгер. Через некоторое время в селе стало известно о том, что они там. Группа женщин подготовили еду, сухари, которых самим-то не хватало, папиросы. Подготовила мешок и мама Хатиры. Муку собирала тарелкой по соседям. Когда всё было готово, они тронулись в путь. Среди них была и Махира.
 -Когда мама уезжала от папы, он передал маме свою белую рубашку и два карандаша для детей. Рубашка кишела от вшей. мама затопила печь и сожгла её,- и в памяти Хатиры апа, эти воспоминания детства хранятся, как большая потеря.
 С большой горестью рассказывали женщины о тех ужасах, которые увидели в Суслонгере. Полураздетые, голодные. Эх, судьба... Они ведь не для войны растили своих сыновей!
 В те годы, они, как и  другие селяне, всегда с нетерпением ждали почтальона- вдруг принесёт какую-нибудь весточку. Рашит и Хатира выходили к воротам и смотрели на дорогу. Если видели тётю с большой сумкой, бежали ей навстречу.
 - Папа прислал с войны всего лишь одно письмо. там было написано:"Кое-как еду на краю вагона. Пока сам не сообщу, не пиши. Смотри за детьми, пусть они не голодают".
 Треугольные солдатские письма. Сколько радости, горя, слёз доставляли они адресату. Почтальона все ждали с нетерпением и страхом. Какую новость она принесёт в этот раз, что скажет?! Неизвестность изводила и разрывала душу.
 В последнее время от Рамазана не было вестей и это очень беспокоило его семью. Хатира выходила к воротам и возвращалась, выходила и возвращалась. Нет, и в этот раз почтальон не постучала в ворота. "Нет в этот раз, будет следующий. Вы только ждите. Жив ваш папа, жив!",- утешала она детей.. Эти слова окрыляли их, дарили надежду.
 В один из дней почтальон перешагнула и через их ворота. Только шла она не как раньше быстро-быстро со словами: "Есть радостная весть, пляши", а медленно, как будто её заставляли идти. Она вручила матери чёрный конверт со словами :"Ахметов Рамазан пропал без вести"... пропал без вести... пропал... Эти слова до сих пор звучат в ушах.
 ...Она радуется за детей, которые играют на улице. Они очень счастливы, у них есть и папа, и мама. Счастливое, беззаботное детство. А вот когда росли они время, время немного ошиблось. Красивое время обошло их детство. Как они тоже хотели говорит слово "папа". Сказал бы, что всё это осталось далеко позади ,но нет, годы не смогли затмить прошлое.


Раиль Садрутдинов, студент 3 курса КФУ.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить